Провалы Вакцин: Часть 2: вакцинация против коклюша

JANUARY 09, 2020

За последнее десятилетие в CDC ежегодно поступала информация в среднем о более 25 000 сообщений случаях коклюша. CDC не упоминал о коклюше в своем обзоре «девять угроз здоровью, которые попали в заголовки в 2019 году» (в то время как 1276 несмертельных случаев кори попали в список), но, судя по сообщениям, 2019 год был еще одним знаменательным годом для коклюша – особенно в вакцинированных странах. И, как показывают многочисленные рецензируемые исследования, опубликованные в последние несколько лет, вина должна быть возложена прямо на смертельно ущербную программу вакцинации, которая делает привитых детей более, а не менее восприимчивыми к коклюшу в течение всей их жизни.

Вакцинация против коклюша направлена на Bordetella pertussis (B. pertussis), «привередливый» бактериальный патоген, распространяемый воздушно-капельным путем. На национальном уровне охват вакцинами, содержащими коклюш, высок – около 95%, однако, по собственному признанию CDC, вспышки коклюша становятся все более частыми. Кроме того, многие случаи коклюша остаются недиагностированными и, следовательно, незарегистрированными, при этом, по оценкам, на каждый зарегистрированный случай приходится до 1400 незарегистрированных случаев коклюшной инфекции. Учитывая высокий уровень вакцинации и известный факт, что привитые люди могут передавать коклюш бессимптомно (см. неудачу №4), важно более подробно проанализировать впечатляющий провал американских усилий по вакцинации против коклюша.

«Многочисленные исследования (как давние, так и не совсем давние) указывают на то, что такой режим интенсивной вакцинации далеко не обеспечивает значимой защиты и может фактически способствовать вспышкам коклюша».

 

Неудача №1: У детей и взрослых в США, которые получают вакцины, содержащие коклюш, быстро снижается иммунитет – факт, известный и повторяющийся годами.

В США график включает в себя пять доз АКДС вакцины в два, четыре, шесть и 15-18 месяцев и 4-6 лет, затем дозу бесклеточной АКДС вакцины в возрасте 11 или 12 и ревакцинацию в зрелом возрасте. (CDC также рекомендует “off-license” введение дозы Tdap беременным женщинам во время каждой беременности.) Многочисленные исследования указывают на то, что этот дозоинтенсивный режим вакцинации, далеко не обеспечивающий полноценную защиту, может фактически способствовать вспышкам коклюша.

Ослабление иммунитета (также называемое вторичной недостаточностью вакцин) является одним из ведущих факторов, способствующих фиаско коклюша. Ведущие эксперты по вакцинам были удивительно откровенны, признавая этот серьезный недостаток:

– В 2017 году доктор Стэнли Плоткин, известный разработчик вакцин (и бывший медицинский и научный директор Sanofi Pasteur), который консультирует производителей вакцин, написал о быстром угасании коклюшных вакцин, заявив, что эффективность вакцины падает «уже через 2-3 года после бустеров». Плоткин и два его соавтора (один из которых связан с Sanofi) указали на рекордную вспышку коклюша 2010 года в Калифорнии, которая свидетельствовала о высоких показателях заболеваемости у полностью вакцинированных детей дошкольного возраста; две трети (66%) случаев в полностью вакцинированных детских коллективах были в возрасте от 7 до 10 лет – то есть дети, недалеко ушедшие от своей пятой дозы Дтап. Трио авторов признали, что нынешние коклюшные вакцины обеспечивают более низкий иммунитет по сравнению с «довольно прочным» иммунитетом, индуцированным естественной коклюшной инфекцией.

– Еще одно исследование 2017 года, на этот раз авторами Kaiser Permanente и GlaxoSmithKline, сообщило, что не только эффективность коклюшной вакцины значительно снижается после пятой дозы—падение, по их оценке, в среднем на 27% в год —но и снижение происходит со всеми вакцинами DTaP на рынке. В другом исследовании некоторые из тех же исследователей заявили, что ослабление иммунитета к DTaP является «важной причиной коклюша» у детей, вакцинированных соответствующим образом в возрасте старше 18 месяцев.

– Исследование 2016 года, проведенное консорциумом канадских ученых, описало быстрое снижение эффективности коклюшной вакцины—особенно примерно на четырехлетней отметке с момента последней вакцинации.

 

Неудача №2: вспышки коклюша нередки, и большинство случаев приходится на привитых.

В начале 2019 года новостные каналы освещали вспышку коклюша в элитной 1600 студенческой частной средней школе в Лос-Анджелесе. Несмотря на «действительно высокий уровень вакцинации», у 30 студентов—все вакцинированные—развился коклюш, в то время как ни один из невакцинированных студентов средней школы (18 студентов с медицинскими исключениями) не заразился инфекцией. Школьные чиновники даже подчеркнули, что вспышку заболевания нельзя отнести на счет непривитых учеников. В том же месяце исследователь из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (один из ведущих национальных органов по вакцинации против коклюша) охарактеризовал повышенную восприимчивость к коклюшу в течение всей жизни, с которой сталкиваются дети, вакцинированные DTaP, как проблему, не имеющую простого решения.

Исследование в журнале «Педиатрия», которое последовало в июле 2019 года, сообщило, что 82% случаев детского коклюша, выявленных Kaiser Permanente California, были у детей, которые были полностью вакцинированы (в том числе 12% «полностью вакцинированных плюс 1 доза»), и еще 5% случаев произошли у частично вакцинированных детей. В возрасте от полутора до семи лет риск развития коклюша у вакцинированных детей увеличивается в пять раз по истечении трех и более лет после вакцинации.

Завершая 2019 год, католическая школа и детский сад в Хьюстоне, где 100% учащихся были привиты, были вынуждены рано закрыться на рождественские каникулы из-за вспышки коклюша. В письме к родителям директор и школьный пастор заявили, что врачи не уверены, почему привитые дети все еще могут заболеть, но в новостях сообщалось о снижении иммунитета как вероятном виновнике.

«Тем не менее, еще 60% случаев были у детей: 32% в возрасте 1-10 лет и 28% у подростков и подростков (в возрасте 11-18 лет)».

 

Неудача №3: риск коклюша значителен у младенцев, но также смещается в сторону подросткового и взрослого возраста.

Заболеваемость коклюшем высока у детей раннего возраста. С 2000 по 2016 год (период времени, в течение которого заболеваемость коклюшем «значительно возросла» по всей территории США) младенцы в первый год жизни составляли 15% случаев—с заболеваемостью в пределах от 4 до 63 раз выше, чем для других возрастных групп. Младенцы также имели самый высокий уровень госпитализации и составили 89% смертей. Однако еще 60% случаев были зафиксированы у детей: 32% – в возрасте 1-10 лет и 28% – у детей дошкольного и подросткового возраста (11-18 лет).

В то же время некоторые исследователи описывают смещение бремени коклюша в сторону подростков и молодых взрослых, а также пожилых людей. В одном учреждении управляемой помощи в период с 2006 по 2015 год 59% случаев приходилось на подростков и взрослых. Эти изменения имеют последствия как с точки зрения тяжести коклюша, так и с точки зрения затрат на медицинское обслуживание. Например, в то время как взрослые 65 лет и старше в период с 2000 по 2016 год на долю этих пожилых людей приходилось всего 2,4% случаев заболевания коклюшем в США, что составляет 14% случаев госпитализации, связанных с коклюшем, и 5% случаев смерти. Средние расходы на стационарную помощь по поводу коклюшного эпизода у пожилых людей значительны-более 14 000 долл. США на одного пациента. Недавнее исследование подтверждает, что клиническое ведение тысяч случаев коклюша ежегодно «связано со значительным экономическим бременем», особенно у пациентов из двух наиболее уязвимых возрастных групп—младенцев и пожилых людей.

«Фактически, в свете исследований, предполагающих, что инфицированные субклинически взрослые являются наиболее вероятным источником передачи инфекции младенцам, представляется, что домоседство может увеличивать, а не уменьшать риски для самых маленьких».

 

Неудача №4: бессимптомные вакцинированные лица являются основным источником передачи коклюша.

В ряде исследований было высказано предположение о том, что «вакцинированные лица могут переносить и передавать инфекцию [коклюша], даже при отсутствии типичных симптомов коклюша». В систематическом обзоре за 2020 год авторы приходят к выводу, что «распространенность бессимптомной инфекции высока» и что «частые тесные контакты, происходящие в домашних условиях, могут обеспечить достаточную возможность для распространения коклюша»

В 2015 году аналогичный случай был описан в статье BMC Medicine, в которой утверждалось, что бессимптомная передача вируса коклюша вакцинированными лицами их близким контактам обеспечивает «наиболее экономное объяснение для многих наблюдений, связанных с возрождением коклюша» в Соединенных Штатах, а также в Соединенном Королевстве. Обращая внимание на различные последствия для политики вакцинации против коклюша, авторы отмечают эту бессимптомную передачу:

– Можно объяснить увеличение заболеваемости коклюшем

– Согласуется со сроками изменения возрастных показателей приступов коклюша

– Могут быть предвзятые оценки эффективности вакцины

 

Авторы BMC Medicine также отметили возможную бесполезность «вакцинации людей, находящихся в тесном контакте с младенцами, слишком молодыми для получения вакцины» (так называемое «домоседство»). Фактически, в свете исследований, предполагающих, что взрослые с субклинической точки зрения являются наиболее вероятным источником передачи инфекции младенцам, представляется вероятным, что домоседство может увеличивать, а не уменьшать риски для самых маленьких.

«Возникающая и тревожная область исследований связывает бессимптомную колонизацию коклюша с развитием у хозяина таких серьезных состояний, как эпилепсия, рассеянный склероз (РС) и даже болезнь Альцгеймера».

 

Неудача №5: Субклиническая коклюшная инфекция связана с другими серьезными рисками для здоровья

В своей статье об ослаблении иммунитета в 2017 году Стэнли Плоткин и соавторы отметили, что вакцины, содержащие бесклеточный коклюш, менее эффективны, чем естественная инфекция или более опасные вакцины против цельноклеточного коклюша (более не используемые в США) для предотвращения B коклюшная колонизации носоглотки; другие исследователи сходятся во мнении, что субклиническая колонизация носоглотки B. pertussis распространена в высоко вакцинированных популяциях. Возникающая и вызывающая беспокойство область исследований связывает бессимптомную колонизацию B. pertussis с развитием у хозяина серьезных состояний, таких как эпилепсия, рассеянный склероз (РС) и даже болезнь Альцгеймера. Исследователи, обосновывающие это в отношении РС (которые разрабатывают новую вакцину против коклюша), ссылаются на полувековое наблюдение, что «Эпидемиологические особенности рассеянного склероза совместимы с гипотезой о том, что клиническое заболевание может быть случайным проявлением широкого распространения субклинической инфекции».

 

Неудача №6: Современные вакцины против коклюша не поспевают за бактериальными мутациями.

В разгар многочисленных вспышек коклюша 2019 года USA Today сообщила об исследованиях CDC, предполагающих, что сегодняшний коклюш «борется с вчерашней вакциной» в результате растущей вакцинорезистентности —или того, что исследователи называют «адаптацией B. pertussis к вакцине». В 2014 году исследователи CDC сообщили о резком увеличении числа мутантных изолятов B. pertussis по всей территории США, причем мутантные изоляты составляют более 50% от собранных изолятов в 2012 году—год, в котором число случаев коклюша в США достигло более 48 000 (рост на 157% по сравнению с 2011 годом). Позже CDC Pertussis Working Group признала необходимость изучения циркулирующих генотипов, которые отличаются «от существующих лабораторных и вакцинных эталонных штаммов», и оценки того, изменяют ли они экспрессию антигена и приводят ли они к изменению бремени болезни.

Исследования также показывают, что инфекции, вызванные другим патогеном Bordetella, называемым B. parapertussis, становятся все более распространенными во всем мире и затрагивают «в основном вакцинированные популяции». Поскольку B. parapertussis имеет механизмы, позволяющие ему «уклоняться от иммунного ответа, вызванного коклюшными вакцинами», частота инфицирования B. parapertussis увеличилась после введения бесклеточных коклюшных вакцин. Исследование коклюшных инфекций в Массачусетсе с 1990 по 2008 год показало, что каждый десятый случай был вызван B. parapertussis, причем в большинстве случаев именно в возрастной группе от 5 до 10 лет «предполагается наличие сильного вакциноиндуцированного иммунитета». Другие исследования подтвердили, что существующие коклюшные вакцины «не защищают от болезни, вызванной B. Parapertussis».

«Запутывание важной информации о неудачах вакцин удобно для «влиятельных брокеров», которые «продолжают зарабатывать деньги, не улучшая продукт с помощью технологически возможных достижений».

 

Неудача №7: Врачи и чиновники общественного здравоохранения не говорят прямо о провале вакцины.

В комментарии о вспышках коклюша в 2019 году журналист-расследователь Шарил Аткиссон поднимает актуальные вопросы раскрытия и осознанного согласия, просят ли врачи, которые назначают вакцины против коклюша «то, что защита от коклюша будет длиться сравнительно короткое время». Замечание Аткиссона о неполном раскрытии и неадекватном информированном согласии относится практически ко всем вакцинам, рекомендованным для детей и взрослых. Однако, как заключает Аткиссон, запутывание важной информации о неудачах вакцин удобно для «влиятельных брокеров», которые «продолжают зарабатывать деньги, не улучшая продукт с помощью технологически возможных достижений».

 

Vaccine Failures, Part 2: Pertussis Vaccination

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *